Среда, 20.09.2017, 08:46
Шапи КАЗИЕВ / Shapi KAZIEV
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Театр
СКОРО!

Шапи Казиев. "Имам Шамиль"




Это очень крупное событие. Эта книга написана в лучших традициях русской литературы.
А.Мишарин, писатель

Это книга историка, это книга психолога, это книга настоящего художника и писателя, что еще нужно для литературы?
Л.Тер-Акопян, журнал «Дружба народов»

Имам показан не столько бойцом, сколько устроителем государственной власти, реформатором, подобным Петру Великому.
В.Зартайский, «Книжный Петербург»

После прочтения книги герой зазвучал для меня новыми красками, более душевными, и стал для меня еще ближе.
М.Кажлаев, композитор

В книге уместились два века и российской, и кавказской, и мировой истории. Вместе с тем, автор сделал ряд исторических открытий.
И. Карпеев, историк

Многие вопросы, к которым мы боимся прикоснуться, благодаря этой книге, получают свое разрешение.
В.Чалмаев, литературовед

Это уникальное явление в мировой историографии и политике. Книга помогает задуматься о том, как выстраивать отношения между народами и культурами.
Ш.Ниязи, писатель

Автор воссоздает истинный масштаб личности, вводит читателя в мир сильных чувств и великих характеров, страстной веры и романтической любви.
Газета «Москвичка»

Вышла замечательная книга, называется "Имам Шамиль" в сери ЖЗЛ. Шапи Казиев сделал большое дело - наконец-то на русском языке более или менее объективная история всей этой темной для нас, затяжной Кавказской войны.
А.Еременко
Радио Свобода. Субботнее интервью.


Вот уж в самом деле своевременная книга. Не просто про Шамиля - про имама: то есть про государственного и религиозного лидера в первую голову. Еще из достоинств книги: мерцающий за событиями фон мусульманского мироощущения, ученого и народного ислама (например, рассказы о суфиях-подвижниках XVIII века). В остальном же биография написана сдержанным тоном, с тщательно прописанными портретами действующих лиц и множеством историко-бытовых подробностей.

Независимая газета
ПЯТЬ КНИГ НЕДЕЛИ
Exlibris



Яков ШУСТОВ
Биография борца за кавказскую свободу в ЖЗЛ
Шапи Казиев. Имам Шамиль. - М., "Молодая Гвардия"


Книга Шапи Казиева повествует о жизни имама Шамиля - религиозного политического и военного деятеля, героя Кавказской войны, сопротивлявшегося экспансии Российской Империи до своего пленения в 1859 году. Остаток дней имам Шамиль провел в качестве почетного пленника императора Александра II в Калуге и скончался в 1871 году во время совершения хаджа в Аравийском городе Медина.
Борьба горцев с притеснениями чинимыми представителями царского правительства, совершаемыми чиновниками, несмотря на то, что кавказские народы практически спасли юг России от вторжения армий Надир-Шаха, берет свое начало в 1785 году. Шейх Мансур противопоставлял шариатское благочестие, шариатское равенство между людьми мздоимству и жестокости царской администрации. Возглавляемое им восстание в Чечне было подавлено в 1781 году, за 6 лет до рождения имама Шамиля.
Шамиль это мусульманизированное имя библейского пророка Самуила известного своими деяниями по искоренению язычества. Юность Шамиля пришлась на время окончательного присоединения Кавказа к Российской Империи. Тот период можно охарактеризовать высказыванием генерала Ермолова: «Кавказ это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном... Штурм будет стоить дорого". Великодержавные действия генерала Ермолова привели в 1812 году к началу крупномасштабной Кавказской войны, закончившейся только в конце ХIX века и ставшей перманентной трагедией для народов Кавказа и России.
Затихшее, после успешных действий царских войск, восстание с новой силой вспыхнуло в 1825 году. Чеченский старшина Бейбулат Таймиев начал партизанскую по своей сути войну, продолжавшуюся и после его гибели в 1831 году. Военного человека Ермолова сменил ловкий администратор Паскевич, говоривший, что: "Управление гражданское скорее умягчит нравы и вернее приучит познанию взаимных отношений, общественных обязанностей и законов". На начало управления Кавказом генералом Паскевичем приходиться религиозная деятельность первого имама Гази-Магомета.
Магомет пытался заменить устаревшие обычаи горцев адаты законами шариата. В 1831 году Паскевич был срочно отозван в Польшу, а его место занял генерал от инфантерии Георгий Розен. При нем начались широкомасштабные военные действия против горцев, совпавшие с избранием имама Шамиля, зарекомендовавшего себя не только знатоком Корана, но и талантливым военноначальником исполненным личной храбростью.
Власть имама сосредотачивала как религиозные, таки военно-административные функции. Практически диктаторские полномочия имама над телами и душами горцев ограничивались лишь законами шариата. В условиях непрекращающейся партизанской войны, имам был как бы прямым наместником Аллаха для горских народов. Кстати царские войска в Чечне сталкивались с такими же проблемами, что и федеральные войска в наше время. То, что называется сейчас "зеленкой", места мало пригодные для прохождения регулярных войск, но очень удобные для разрозненных партизанских групп, безжалостно вырубалось линейными частями царской армии. Об этой странице Кавказской войны повествует рассказ, тогда еще 26-ти летнего Льва Толстого, служившего артиллерийским офицером. "Рубка леса" - первый "экологический" рассказ в русской литературе.
Борьба горских народов не кончилась с пленением Шамиля. Что не сделали пушки, сделало золото. Царская администрация попросту подкупила наибов и пообещала им формальную зависимость от России, если они откажутся от поддержки Шамиля. Оставшись почти без поддержки, дабы прекратить дальнейшее кровопролитие, Шамиль сдался 25 августа царскому наместнику Барятинскому.
Мятежный имам долго жил в Калуге и поскольку он поклялся на Коране более не участвовать в сопротивлении, то старость свою он встретил в духовных исканиях. В 1870 году Шамиль отправился в хадж, откуда уже не вернулся. 4 февраля 1871 года (10 день зул хиджа 1287 года хиджры по мусульманскому летоисчислению) Шамиль завершил свой земной путь и переселился в чертоги Аллаха.
Судьба разделила детей Шамиля, Гази-Магомет и Камиль-Магомет завершили жизнь маршалами турецкой армии, а Шапи-Магомет стал полковником Императорского конвоя русского царя. Кавказская война, где только в 19 веке русские войска потеряли убитыми более 100 тысяч человек, в том числе 12 генералов, не прекращалась и подобно тлеющему костру то затихала, то разгоралась вновь. Как бы не относились к личности имама Шамиля исследователи различной ориентации, он навсегда останется героем национально освободительной борьбы, подобно Джавахарлалу Неру, или Хосе Марти для Кубы.
 


Журнал «Неприкосновенный запас» 2002, №1(21)
Новые книги
Рецензии
 
ИМАМ ШАМИЛЬ
Казиев Шапи
М.: Молодая Гвардия, 2001. — 378 с.
Книга, посвященная истории Кавказских войн, хочет того автор или нет, сегодня будет особенно актуальна. С подобной актуальностью можно по-разному "справляться”, но нельзя ее не учитывать. Так или иначе, но в книге о Шамиле, где почти на каждой странице встречаешься с наименованиями городов и сел, о которых только что слышал в программах новостей или читал в свежем номере газеты, ожидаешь найти те или иные апелляции к современному положению дел.
Однако Шапи Казиев отказывается от прямых аналогий и о чеченских войнах 1990-х годов не упоминает. Он предлагает совсем другой, свой подход к отнюдь не простому материалу.
Вокруг имама Шамиля, сына Денгава Магомеда и Баху-Меседы всегда существовали легенды. Знаменателен и сам момент его появления на свет — в Дагестане, в "сердце Кавказа”: "Однажды ночью гимринцев разбудили громкие выстрелы. Вооружаясь на ходу, горцы выбегали из домов, полагая, что на село напал враг. Но оказалось, что это пьяный от счастья кузнец Денгав Магомед палил в небо с плоской крыши своей сакли. Рождение сына — большое событие для горца”.
Денгав отдал мальчика в школу при мечети, однако "смиренного ученика-муталима из Шамиля не получилось” — "гордый мальчишка решил закалить себя, как отец закалял клинки”. В то же время Шамиль делает необыкновенные успехи в учебе: "В руках его всегда Коран или кинжал, а чаще всего — и то и другое”. Годы учения Шамиля проходят в странствиях и в стремлении обрести истинное знание; он учится у Магомеда Ярагинского и Джамаллудина Казикумухского. Несколько позднее Шамиль и его друг Магомед начинают борьбу за введение шариата и "сплочение горцев для освободительной борьбы”.
Используя богатый библиографический материал, привлекая архивные документы, Казиев подробнейшим образом описывает биографию своего героя — начиная от первых успехов мальчика до последней молитвы у могилы Мухамеда: "4 февраля 1871 года (10-й день зул-хиджжа 1287 года хиджры)”. Однако книга посвящена не только и не столько Шамилю. И не стремление создать фотографически точный портрет легендарного полководца Кавказской войны, ученого и государственного деятеля водило пером автора. Пожалуй, важнее для автора создание панорамы жизни Кавказа середины XIX века, истории русско-кавказских отношений, а в конечном счете — описание "страны горцев”. Для этого призваны многочисленные "вставные новеллы” — отступления, например, краткий очерк о русско-кавказских войнах или маленькая глава об истории ислама на Кавказе. С другой стороны, в книге мы встречаем и главы под названиями "Грибоедов”, "Декабристы на Кавказе. Бестужев-Марлинский”, "Дюма посещает Кавказ”. Благодаря им Казиев показывает фигуру Шамиля в богатом историческом контексте, и даже конспективное воспроизведение общеизвестных сведений о положении России в начале и в середине XIX века выглядит вполне уместным. Характерно, что в работе с конкретным историческим материалом автор точен и внимателен, а отсутствие ссылок компенсируется краткой библиографией в конце книги. В то же время очевиден и сознательный отказ автора в некоторых случаях отделять исторический факт от народной легенды, да и просто тяготение к "поэтическому вымыслу”: "Увидев Анну, Шамиль, может быть, впервые ощутил незнакомое чувство, охватившее неизъяснимым трепетом все его существо. Он долго молчал, глядя на это чудесное создание. Чувствовал, как красота пленницы властно берет в плен его самого...”. Остается только недоумевать, что за книгу держишь в руках — исторически точную монографию о жизни имама Шамиля или беллетризованную биографию "легендарного полководца”?
Между тем повествовательную манеру автора объяснить несложно. Дело в том, что Шапи Казиев создает эпос. Эпос о Шамиле. Эпос о Кавказе. "Древние считали неприступные вершины Кавказа престолом божеств... эта гигантская крепость, разделяющая два мира — Европу и Азию, окутана множеством преданий, легенд и мифов”. Все как положено — и картина мира "с точки зрения божеств” (правда, несколько "смазанная” и неопределенная, поскольку действуют разные небесные силы: "Олимпийские боги считали Кавказ подходящим местом для своих интриг... На Арарат, главную вершину Кавказа, стихия Всемирного потопа вынесла и Ноев ковчег”), и "героическая парадигма”, и сам герой — история его взросления, подвигов и необыкновенной смерти ("множество народу, собравшееся у могилы Шамиля, стало свидетелем того, как заговорили его останки”). А также — язык книги, богатой метафорами ("желая утвердиться на Кавказе, придавив его солдатским сапогом, Ермолов наступил на ежа”, "на деле Кавказ оказывался острым клинком из многослойной стали”), написанной короткими, отрывистыми фразами и склонной к сентенциям. Установкой на создание героического эпоса о жизни кавказских горцев объясняются многие особенности "монографии”. Вот почему автору не так важно отделять вымысел от исторической правды, вот почему так много отступлений, создающих единую картину, в которой живет эпический герой, вот почему нет прямых аналогий с современной ситуацией — сама эпическая манера их подсказывает. Зачем автору выбирать такой, не слишком частый в исторической литературе принцип изложения материала? Возможно, это один из способов ненавязчиво и в очень увлекательной, эпической форме добиться решения крайне важной задачи. Казиев не предлагает концептуального осмысления кавказских войн, его мысль проста — узнайте историю горских народов и вы поймете, что, как гласит старинная персидская поговорка, "лишь глупый шах пойдет на Кавказ”. При этом автор не вполне избегает морализаторства, велеречивости, наивных фраз ("горцев считают прирожденными воинами, но сами они не менее воинских доблестей ценят знания, ум и красоту”). Так, лейтмотив книги о Шамиле, как справедливо замечает автор аннотации, — "торжество мира над войной, утверждение справедливости и человеческого достоинства, которым учит история, помогая избегать трагических ошибок”. Одним словом, "вот как надобно писать!”
Ф.Д.



М.З.Улаков
Заместитель председателя Кабардино-Балкарского научного центра Российской академии наук по научной работе, доктор филологических наук, Заслуженный деятель науки Кабардино-Балкарской Республики и Карачаево-Черкесской Республики.  


О книге Шапи Казиева «Имам Шамиль»

«Зло войны, - писал видающийся русский философ XIX пека В.Соловьев, - есть крайняя вражда и ненависть между частями распавшегося человечества. В ненависти международной дурное чувство обыкновенно соединяется с ложными мнениями и неправильными рассуждениями, а часто ими и вызывается. Борьба против этой лжи есть первая обязанность всякого человека, вправду желающего приблизить человечество к доброму миру».
Книга Шапи Казиева о жизни и деятельности имама Шамиля, судьбе целых пародов в годы Кавказской войны, способна «приблизить человечество к доброму миру», потому что автор попытался встать над национальными чувствами и охватить взором историческую панораму целого столетия.
Вся история шамилевского периода до недавнего времени, как известно, была закрытой темой. Официальная оценка личности имама Шамиля в советской историографии менялась несколько раз. В 30-е годы XX века Шамиль слыл легендарным героем и полководцем, в 1950 году по указанию Сталина стал «реакционером», «агентом Турции» и «шпионом Англии». В 1956 году Институт истории Академии наук СССР вновь изменил оценку движения Шамиля, и оно стало «прогрессивным». Теперь ряд современных ученых, в связи с прошедшей в Чечне войной, освещают проблему извращенно, возвращаясь к оценкам периода сталинизма. Этим, пожалуй, можно объяснить большой интерес, который сейчас проявляется к личности Шамиля и повышенное внимание российской общественности к книге Ш.Казиева, издание которой представляется нам явлением знаковым.
Ш.Казиев воспроизводит реальные события народно-освободительной борьбы народов Северного Кавказа и факт участия в них имама Шамиля, его реформаторской деятельности. Чтобы наиболее полно раскрыть образ имама Шамиля и его место и политической истории Северного Кавказа, писатель не обходит в своем повествовании острых углов международных отношений, подробно обозначает туго сплетенные узлы социально-политических и национальных противоречий в самом кавказском обществе. Он не отождествляет национально-освободительную борьбу с религиозным фанатизмом, мудр и взвешен в суждениях. Автор тем самым выделяет главные качества горцев: гражданственность, любовь к Отечеству, приверженность идеям независимости и свободы.
Ш. Казиев не только прекрасный биограф, но и утонченный психолог-историк. Ему мастерски удается свести в систему уловимого восприятия сложные геополитические российские интересы на Кавказе и показать неоднозначное восприятие Кавказской войны в российском обществе. Он убежден, что робкие попытки либералов были направлены на то, чтобы избавить русский народ от позора, насилия в настоящем и будущем.
Как человек высокообразованный, широко эрудированный, прекрасно знающий мировую историю, Шапи Казиев философски относится к проблеме колониализма и войн, связанных с этим исторически закономерным фактором. Поэтому писатель, не отдавая никому предпочтения, объективно оценивает соперников. Он не умаляет роли и заслуг «дьявола» российской армии М.С.Воронцова, яркими красками рисует Ш.Казиев и главнокомандующего специальным корпусом маршала А.И.Барятинского. Именно ему сдался Шамиль со словами: «Надоела война, хочется жить мирно». В поступке имама автор видит стремление сохранить народ и не подвергнуть его окончательному уничтожению.
Книга Шапи Казиева как  явление культуры расширяет диапазон личности, возвышает уровень души, способствует взаимопониманию и доверию между людьми и, в конечном счете, содействует свободе и любви к Отчизне. 


Андрей Понуровский
Историк

Горы ... Синева ... Луч солнца, вдруг появившийся из облаков ... , парящий с раскрытыми крылами высоко в небе... Всё это - Кавказ. Это жизнь, борьба за жизнь... Это долг и честь... Это манящее слово СВОБОДА ... Всё это Кавказ.
Он  был непримирим к своим покорителям и стойко выдерживал все нападки. Ведь это - Кавказ. Он неотъемлемо связан с историей нашего государства, с историей - всего человечества. Много слов о нём сказано  в поэзии и в прозе. Книга Имам Шамиль также посвящена ему. Да, именно ему.
Одним из сынов Кавказа является Шамиль. В сложное время - Шамиль отважился на проведение реформ. Военные, денежные, управленческие, обрядовые и в сфере образования. На Кавказе появился Кодекс Шамиля. Он отстаивал интересы своего народа любым путём... в боях и в мире. И всё-таки мир восторжествовал над войной. Ему многое пришлось пережить на своём веку. И всё-таки он почил как истинный праведник на родине Пророка. И это почётно...
В книге хорошо раскрыты обычаи, традиции народов Кавказа. Только благодаря им непосвященный человек сможет понять устремления, убеждения гордого кавказского народа. Понять его истину, задуматься о цели жизни. Задуматься о своей истории, о своих истоках.
Автор даёт хороший экскурс в историю взаимоотношений Кавказа и России. Читатель узнает много нового, чего прежде не знал. Перед читателем проходят образы выдающихся людей прошлого - генералов Ермолова, Паскевича, дипломата и драматурга Грибоедова, Пушкина...
Безусловно, книга будет интересна не только историку, но и простому читателю, истинно любящему свою родину и интересующемуся её историей.

М.Котляров
Песни
Хаджи-Мурат

Sh.Kaziev © 2017 счетчик посещений сайта